Путин в Калининграде: пенсии, авиаперелеты, но главная тема — снова здравоохранение

Путин в Калининграде: пенсии, авиаперелеты, но главная тема — снова здравоохранение

Более 60% процентов граждан недовольны здравоохранением, несмотря на то, что государство вкладывает в эту сферу сотни миллиардов рублей. О том, что деньги необходимо тратить более эффективно сегодня говорил Владимир Путин. Перед заседанием Госсовета в Калининградской области президент пообщался с врачами и общественниками, чтобы о ситуации на местах рассказали не губернаторы, а те, кто каждый день сталкивается с проблемами отечественной медицины. Тема встречи — первичное звено, но разговор быстро вышел за её рамки.

Светлогорский «Янтарь-холл» сегодня собрал буквально всех — от федеральных министров и губернаторов до студентов и блогеров. Перед заседанием Госсовета — встреча президента с общественниками. Путин просит сконцентрироваться на здравоохранении, чтобы понять ситуацию «на земле». Корень проблем в первичном звене — разрыв между государством и муниципалитетами.

«На федеральном, а часто и даже на региональном говорят: ну, это не наш уровень ответственности, пускай там в городах и поселках делают сами чего хотят. А в городах и поселках говорят: да мы бы сделали, чего хотим, у нас денег нет. И это продолжается бесконечно. Рядовой гражданин даже не знает, чего там муниципальное, чего там государственное. Он исходит из того, что власти в широком смысле этого слова должны обеспечить качество медицинского обслуживания», — обрисовал ситуацию президент.

Пример инициативы на местах. В Санкт-Петербурге построили два социальных дома сопровождения для тяжело больных детей. Опытом готовы делится со всей страной.

«Они живут нормальной человеческой жизнью, они ходят в мастерские, они обслуживаются в поликлиниках», — рассказала Маргарита Урманчеева, президент петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «Гаоорди».

«Я прошу Татьяну Алексеевну, всех других коллег из Минфина, из Минэконоразвития, подумать на эту тему и тиражировать ваш опыт», — сказал Путин.

Руководитель кризисного центра «Дом для мамы» приводит статистику абортов. Официально — 300 тысяч ежегодно. Неофициально — под миллион. В женских консультациях нет психологов, а профильным НКО туда доступ закрыт. На реплику президента: «Почему?», отвечает вице-премьер Татьяна Голикова: «Врачебная тайна». «Сфера тонкая — соглашается Путин — но разговор с психологом может быть добровольным».

«В этом году мы приняли решение, а стартует это с 2020-го, что в существующие центры кризисной беременности при женских консультациях будут дополнительно направлены финансовые ресурсы. В том числе на правовые и психологические услуги для женщины, которая приходит с желанием прервать беременность», — доложила Татьяна Голикова, вице-премьер РФ.

«Татьяна Алексеевна, этого недостаточно. Если вы просто дадите деньги, не факт, что они будут истрачены именно туда, на что вы их дали», — парировал глава государства.

Путин вспоминает два чувствительных сбоя в демографии: в военном 1943-м и в середине 90-х. С 2002-го тенденция изменилась, начался естественный прирост. И сейчас объективно в школы детей пришло больше, чем планировалось.

«К 2019 году число школьников увеличилось на 2,5 миллиона школьников. И запланированное количество мест в школах не хватает», — проинформировал Сергей Гоман, директор центра развития одаренных детей, председатель комиссии по образованию Общественной палаты Калининградской области.

«Вы правы, нужно предпринимать экстренные меры для того, чтобы улучшать ситуацию с местами в школах, но надо быть гибкими и нужно обязательно прогнозировать дальнейшее развитие этой синусоиды. И когда будем строить новые, чтобы имели в виду, понимали, что дальше делать с этими настроенными новыми школами, как их преобразовать», — отметил Путин.

Юрист благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анастасия Жданова напоминает об уголовной ответственности медиков за утраченные ампулы препаратов для обезболивания: «Разбил, разлил, утратил в неустановленном месте, вылил в канализацию не полностью использованную ампулу — презюмируется вина, виноват. И человек привлекается к уголовной ответственности. Нужно дать медику право честно и открыто об этом сказать, зафиксировать данное событие на уровне медицинской организации. И не привлекать к таким ситуациям правоохранительные органы, не возбуждать уголовное дело».

«Я могу коротко ответить. Я согласен. Конечно, мы знаем, к сожалению, и случаи криминального характера, когда медицинские работники, к сожалению, используют свое положение для того, чтобы пустить в нелегальный оборот препараты. Но избыточные требования ведут к негативным последствиям, напрягают медицинских работников, не дают им возможность нормально работать. Как можно выйти из ситуации? На уровне медучреждения достаточно коллегиально принять какое-то решение, зафиксировать это в акте», — подчеркнул президент.

Еще одна больная тема — допуск родственников в реанимацию.

«Хочу, конечно, сказать огромное спасибо, потому что такого запрета, как раньше было, что совсем не пускают, такого нет, но пребывание сводится к двадцати-тридцати минутам, максимум — час», — говорит Юлия Логунова, руководитель благотворительной хосписно-паллиативной службы «Дом Фрупполо».

«У министра спросим», — отреагировал Путин.

«В тех учреждениях, которые строились в течение последних пятнадцати-двадцати лет, имеются существенные площади и есть возможность близким там оставаться, они могут оставаться круглосуточно. Поэтому мы при модернизации первичного звена обязательно это предусмотрим и наши типовые проекты будут так построены, чтобы это условие было соблюдено», — ответила Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ.

Замглавврача калининградской поликлиники благодарит за новое оборудование. Но приобрести — это полдела. Обучение персонала, ремонт — через утомительную процедуру госзакупок. Альтернатива — контракт жизненного цикла, где все включено. Но только, если медучреждение строится с нуля.

Путин обещает внести коррективы, ситуация ему напоминает анекдот: «Разговор в юридической консультации, когда бабушка приходит и говорит адвокату: „Имею ли я право?“, он говорит: „Имеешь“. Бабушка: „А могу я или нет?“ — „Нет, бабка, не можешь“.

Желающих задать вопрос так много, что за микрофон разворачивается борьба.

»Отобрали микрофон — верните даме!", — улыбается президент.

Татьяна Соловьева — многодетная и приемная мама, работающая опекуном по договору: «Через 5 лет я выхожу на пенсию. Я буду считаться работающим пенсионером. И я буду получать не всю пенсию, страховую часть получать не буду».

«Безобразие. Это не ирония, не шутки. Можете дальше не продолжать. Я эту проблему знаю. И я уже поручение правительству дал. Коллеги знают об этом. Эта несправедливость должна быть устранена», — ответил руководитель государства.

На идею простить долги больницам и поликлиникам Путин реагирует осторожно. Руководителям учреждений советует не жаловаться, а работать.

«Как у нас в народе говорят: взялся за гуж, не говори, что не дюж. То есть, это что означает? Если ты взялся, ты понимаешь, в каком состоянии ты взял учреждение. Не надо плакаться по поводу того, как тебе тяжело. А нужно решать задачи, которые перед тобой стоят», — подчеркнул президент.

Предложение от ОНФ. Обращения граждан рассматривать не только на президентских «Прямых линиях», а на постоянной основе.

«Если вы готовы плечо подставить, я бы вам был очень благодарен», — ответил лидер страны.

«Я человек достаточно толстокожий, но реально до слез прошибает, потому что там инвалид на первом этаже живет, не в состоянии до доступной среды», — рассказал Олег Авдыш, сопредседатель регионального штаба ОНФ Калининградской области.

«К сожалению, государство часто, знаете, как машина работает, к сожалению, бездушно. Но, если с вашей помощью мы вот вдохнем нормальные человеческие чувства в деятельность государственного аппарата, это было бы очень здорово», — сказал Путин.

Времени обсудить всё, естественно, не хватает. И Путин неожиданно предлагает всем, кто связан с медициной вместе с ним перейти в соседний зал — на президиум Госсовета.

К нему регионы подошли максимально подготовленными – за день главы субъектов работали в рабочих группах и даже выписывали на стендах основные проблемы регионального здравоохранения: отсутствие транспорта в фельдшерско-акушерских пунктах, проблема кадрового обеспечения, отсутствие бюджета на санавиацию, при ДТП приходится везти пострадавших в ближайшее медучреждение и это достаточно далеко и главная проблема – у регионов нет достаточно денег.

Все это сделано для того, чтобы к разговору с президентом подойти максимально подготовленными и представить свои конкретные предложения.

60% россиян недовольны качеством здравоохранения. Большинство претензий — именно к первичному звену.

«Когда местные власти с известным рвением берутся за оптимизацию и часто делают это схематично, усложняют доступ к медицинской помощи, это только усугубляет ситуацию. К примеру, поликлиники, где принимают терапевты -недалеко от места проживания, а все так называемые узкие специалисты, диагностическое оборудование нередко сосредоточены или в другом конце города или вообще где-нибудь в соседнем районе. Да, конечно, в этой ситуации кто-то подождет, кто-то терпимость определенную проявит, в очереди постоит, а кто-то просто рукой махнет и отложит на потом», — сообщил президент.

Увеличение зарплат медиками — на деле превратилось в поле для махинаций.

«Некоторые вещи, слушайте, ну, просто взывают удивление. Допустим, вот санитары. Мы приравняли по темпу роста по зарплате к среднему персоналу. Начали их переводить в уборщицы. Зачем? И так у них не такая уж большая заработная плата там. Ну, экономия. На чем экономим-то», — констатировал Путин.

Он просит правительство всесторонне помогать регионам. Но основная работа должна идти на местах.

Насущный для Калининграда вопрос — авиасообщение со страной. Билеты Путин обещает субсидировать. А чтобы привлечь больше туристов на Балтику — на Куршской косе появится эковелодорожка. Президенту идея нравится, но стоимость дорожки удивляет — километр обойдется в 11 миллионов рублей.

«Бельки у нас такие, знаете, такие животные маленькие, их добывают, ну, таким жестоким образом, палками забивают маленьких, для того чтобы шкурки продавать. Специалисты в области экологии, борьбы за сохранение животного мира со всего мира, обращались к нам с просьбой отменить. Но отменить оказалось нельзя, потому что это для местных жителей традиционный вид промысла, они за счет этого живут. Мне стало совсем жалко этих бельков. Я говорю, слушайте, а сколько зарабатываете. Там, по-моему, сказали тридцать миллионов. А я был председателем правительства Российской Федерации в это время. Я говорю — ну тридцать миллионов Россия не обеднеет, но бельков сохраним. В конце концов, когда принесли бумагу на подпись, по-моему, три миллиарда получилось. Я сильно рассердился, я помню. Триста миллионов пришлось выдать», — поделился Путин.

Расходы на здравоохранение должны и будут расти. С 2 триллионов 700 миллиардов в году текущем до 4,5 триллионов в 2020-м. Главное, чтобы новое качество медицины как можно быстрее почувствовали люди.

08:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!