Крутой маршрут

Крутой маршрут
Марафон «Открывая Россию» на Land Rover Discovery 4 достиг Мурманской области.

Основной материал будет опубликован в августовском номере журнала «Автомобили». А здесь — слово одному из героев репортажа — Константину Кушниру, председателю АвтоМотоТурКлуба «Аллуайв», соучредителю турфирмы «Кольские Экспедиции».

— Начало начал

На выезде из Мурманска есть поселок Кильдинстрой. В паспорте у меня он значится местом рождения. Родители были заядлыми туристами и брали в походы. Впервые на снегу в палатке ночевал в 6 или 7 лет. Так получилось, что позже родители стали путешествовать меньше, но у отца были мечты попасть в Варзугу, на Рыбачий. Очевидно, как-то это все впиталось, и начал сам путешествовать. Отцу удалось побывать на Рыбачьем в конце 60-х, когда в пулеметных гнездах еще стояли немецкие MG, лежали каски, черепа, масса вооружения. Мне впервые удалось попасть на Рыбачий в 1994-м. Мы были настолько очарованы красотой этих мест, что теперь там бываю постоянно.

— «Технический момент»

Примерно в 12 лет старшие ребята усадили меня на мопед, и я был покорен ощущением возможности управления какой-то железякой. Долго занимался мотоспортом, эндуро. Сделал себе кроссовый мотоцикл с двигателем от «Иж-Планета», но с другой рамой. Бывало, падал, получал травмы, но продолжал. На мотоцикле «Урал» с коляской становился чемпионом Мурманской области. Был среди организаторов «Арктик Трофи», арбитром этих соревнований. В 97-м купил б/у ГАЗ-66, в 2000-м – ГАЗ-66 в вахтовом варианте, который служит и сейчас.

— От бюджетника – к предпринимателю

Довольно долго было сложно оторваться от пусть небольшой, но стабильной бюджетной зарплаты. Тема путешествий еще не кормила настолько, чтобы заниматься ею полностью. В 1994-м я создал АвтоМотоТурКлуб «Аллуайв», что по-саамски означает «Высокая скругленная каменистая вершина». Мы организовывали экспедиции с подростками по местам боев на Кольском п-ове. Через некоторое время стали приезжать друзья, друзья друзей, потом люди начали приезжать по рекомендации, появился клубный сайт. Чтобы работать легально, пришлось зарегистрировать ИП. Осенью 2008-го была зарегистрирована туристическая компания «Кольские Экспедиции». Мой партнер по бизнесу, что называется, больной на голову по поводу снегоходов. И он начал экспедиционную снегоходную тему. Пригласил работать вместе, чтобы зазвучала моя летняя тема «Путешествие на автобусе-вездеходе ГАЗ-66». Так появилась фирма «Кольские Экспедиции», которая три года признавалась лучшей турфирмой Мурманской области.

— Стандарты & Приключения

На момент организации фирмы сертификация туруслуг не являлась обязательной, тем не менее мы на это пошли, чтобы понимать все стандарты безопасности и прочее. Хотя стандарты пока еще достаточно условные в этой отрасли. Мы едва ли не единственная турфирма на Кольском п-ове, которая прошла сертификацию. Теперь мы спокойны на случай, если случится что-то неприятное. Плюс сертификации в том, что Торгово-промышленная палата будет отстаивать наши интересы в суде или помогать нам в тех вопросах, где у нас нет большого опыта. Наша задача организовать качественный отдых, а юридическое прикрытие – это их обязанность. Сплюну. Есть в туризме 3% неблагодарных клиентов. Есть люди, которые приезжают отдыхать, а есть те, кто ищет несоответствия заявленной программе и возможность отжать какую-то денежку.

Мы занимаемся организацией активного, приключенческого отдыха – стараемся избежать слова «экстремального». Для одного человека это нормальные условия, для другого – настоящий экстрим. Хотя тур анонсируется как внедорожный, мы никогда не ездим по целине. Слава Богу, на Кольском п-ове есть значительная сетка старых фронтовых, геологических, лесовозных дорог, которые не обихаживаются уже лет 40-50. Есть рухнувшие мосты, реки вброд, поэтому бездорожье-лайт, а иногда и очень серьезное в пределах дороги. По лесу ездить, это ни к чему во всех отношениях.

До 70% приезжающих – это, как некоторые говорят, из государства Москва. Затем идет Санкт-Петербург. А так и Екатеринбург был, и Воронеж, Симферополь, Ростов-на-Дону, Ставрополь. На джипах приезжали своим ходом из Новосибирска. С иностранцами мы работаем без проблем. Есть англоговорящие гиды. С иностранцами работать сложнее, потому что далеко не все из них нормально относятся к условиям инфраструктуры. У нас наработано свое снаряжение: кемпинговое, котловое, костровое, которое позволяет достаточно комфортно путешествовать. Но это палатки, хотя есть и полевая баня, которую возим с собой. Но приключенческий активный тур и пять звезд это как-то не совсем совместимо. Многие люди едут для того, чтобы побыть на природе. Те, кто приезжает сюда, заточены на приключения, они в ожидании приключений. Они понимают: все, что связано с приключениями, несет в себе элемент непредсказуемости, поэтому никто не старается искать повод для негатива. В ряде случаев, если экспедиция проходит в усложненных условиях, климатических, например, случаются (а без этого никак) поломки техники и какие-то нештатные ситуации, то после финиша люди говорят: «Гут. Все было здорово, потому что это было реальное приключение». Наш спектр – это и транспортное обеспечение для биологов, минерологов, экологов, всех, кому надо проехать по Кольскому п-ову по бездорожью и попасть в дальние уголки.

— Законодательные торосы

Проблем очень много. К большому сожалению, когда мы попытались найти пути официального решения этих проблем, вышли на то, что эти проблемы не регламентируются федеральным законодательством. Так, для успешного развития туристической отрасли нужны изменения в Лесном кодексе, еще ряд изменений. С принятием Кодекса в 2006-м, если память не изменяет, количество легально работающих турфирм только по Мурманской области сократилось тут же в два раза. Почему? Если ты хочешь работать, то в Кодексе прописано, что использование земельно-лесного фонда в целях туризма и рекреации предполагает оплату. С этим мы не спорим. Это действительно так. Мы готовы платить. Но! Эта проплата имеет единственную схему. В нашем конкретном случае ты определяешь нитку маршрута, длину, ширину маршрута, высчитывается площадь, которую ты хочешь использовать. Дальше начинается самое забавное. Ты должен этот участок выиграть через аукцион. Но это туристический маршрут, по которому кроме нас проезжает большое количество людей. Мы спрашиваем: «Ну, хорошо, мы выигрываем аукцион, забираем этот маршрут. Это что значит? По этому маршруту больше никто не сможет ездить?» Нам говорят: «Почему? Мы всем его продадим». Спрашиваем: «Зачем тогда аукцион? Пускай это будет платеж, подать лесная. Вы так больше соберете денег»...

Получение земли через аукцион оправдано там, где фирма арендует два гектара на берегу озера, ставит базу и круглый год эксплуатирует эту землю и за нее отвечает. У нас получается, что нитка маршрута – это до сотен километров. Одних снегоходных маршрутов у нас десяток, на джипах тоже около десятка. И если мы будем арендовать 100-километровый маршрут по Хибинам, ширина тропы 1 м, то подсчитали, что потребуется до 8 месяцев временных затрат, до 200 000 руб. платежей, а за летний сезон у нас по этому маршруту проходит 15-20 человек. Представим, какая должна быть стоимость пешего тура, чтобы фирма могла покрыть свои затраты. Это абсурд. Если ты берешь снегоходный маршрут, тебе его могут сдать в аренду не менее чем на год. Получается, что мы маршрут используем три месяца, но платить должны за год. Далее необходимо сделать проект использования лесов. Проект делает лицензированная организация. Это стоит хороших денег. Далее, взяв маршрут в аренду, ты отвечаешь за него, в том числе и за пожарную безопасность летом, но это маршруты, куда летом можно добраться только на вертолете, а зимой – на снегоходе.

Надо отдать должное. После нескольких лет боданий, реальных боданий комитет по лесному хозяйству Мурманской области признал, что наш конкретный случай действующим законодательством не регламентирован. У нас сейчас идет диалог. Мы вышли на то, что требуются изменения в федеральном законодательстве. Когда пакет предложений будет подготовлен, он через Мурманскую областную думу пойдет дальше. Не меньше 15 лет Мурманская область позиционируется как территория, которая может динамично развиваться за счет турбизнеса. Но в то же время законодательной базы практически нет. Страна сама себя лишает появления новых предприятий в этой отрасли, лишает себя определенной доли платежей, налогов в бюджет только потому, что эта зона деятельности не регламентирована. На местах, так или иначе, поскольку турфирмы существуют, платят налоги, каким-то образом идут договоры с местной администрацией, с госструктурами о том, чтобы легализовать использование земли. Земля это первый вопрос. Мы внесли предложение о том, чтобы ввести в Лесной кодекс термин «маршрутный туризм». Это туризм, предполагающий движение группы по проложенному, маркированному маршруту и не предполагающий строительства каких-то объектов туринфраструктуры на этом маршруте. Использование этого маршрута может быть условно от недели до двух месяцев в году. Предложили обозначить реальные, внятные платежи, которые зависят от протяженности маршрута, но также от реального количества туристов, которые проходят по этому маршруту. Потому что любой гражданин Российской Федерации, пользуясь своим конституционным правом, может идти по этому маршруту совершенно бесплатно, и если турфирме вменить неподъемные платежи, то о бизнесе здесь речь не идет. И это никоим образом не способствует выходу из тени всех тех компаний, частных лиц, которые работают в этом секторе. Это первое.

Мы ставили вопрос о том, чтобы разрешить управление снегоходом и квадроциклом туристам в составе организованных групп, прошедшим соответствующий инструктаж по безопасности и соответствующим образом экипированным, по разработанным и утвержденным маршрутам в сопровождении профессионального гида. Пока это вопрос подвис. Сказанное касается не только нашей фирмы. Это касается всей туристической отрасли, всех фирм, которые работают в сфере приключенческого, активного туризма, всех, кто водит группы по земле. Воду не трогаю, потому что мы водой не занимаемся. Не люблю «мокрое дело». Во-первых, Север сам по себе ограничивает сезон сплавов. Погода тоже не всегда благоприятствует. Так что это вопрос индивидуальных предпочтений. Мне интересны лес, горы, возможность передвигаться по ним на джипе, квадроцикле, зимой – на снегоходе.

— Хотели, как лучше…

Есть определенное количество минералов, которые встречаются только на Кольском п-ове, а есть коллекционеры-систематики, которых не волнует внешний вид образца, но, условно, если описаны в мире 2500 минералов, то все они должны стоять на полке. А только в одном Ловозерском районе несколько десятков минералов, которые открыты совсем недавно в подземных разработках. В Норвегии после филателии собирание минералов идет на втором месте среди хобби. До 2000 г., пожалуй, для вывоза образцов минералов заграницу необходимо было получить экспертное заключение Геокома. Условно, недельный тур. Шесть дней в поле, седьмой оставляли на Геоком. Привозились образцы, специалисты их осматривали, делалось заключение, писалась бумага, подписывалось разрешение, и можно было вывозить. После 2000-го правила менялись. Смысл в том, что человек не мог увезти образцы с собой [сразу после тура]. Образцы требовалось отправить в Москву, получить разрешение отдела культуры, хотя там никто в минералах не разбирается. В конечном счете, дело дошло до абсурда. Допустим, иностранец идет по улице, поднял кусок асфальта. Он может его вывезти? Зачем? Положить в коллекцию. Тогда нужно привезти его в Москву, получить заключение, что это асфальт, раз это коллекционный образец. Я не охотник, но тем не менее. Если охотник не имеет возможности забрать трофей, то смысл охоты теряется. То же самое с минералогией. Уже до года [время ожидания заключения] доходит. Да, в 90-е было достаточно много случаев, когда под видом чуть ли не щебенки вывозились действительно большой стоимости образцы на Запад из России. Но мне это не совсем понятно, потому что такие же образцы не худшего качества других минералов достаточно свободно вывозятся из Норвегии, прочих стран. Законодательство это позволяет. Может быть, обжегшись на молоке, дуют на воду, но целая отрасль туризма фактически умерла.

— Что дальше?

Стараемся развиваться. Сейчас [помимо снегоходов] предлагаем джипы, квадроциклы, эндуро. «Пешки» есть немного для тех, кому интересны пешие походы. Организуем туры по Среднему, Рыбачьему, на Логозеро, Терский берег. Продолжительность 5/7 дней. В этом году открываем квадро-туры на Рыбачий и Средний. Пройдет сезон, и зиму используем не только для подготовки техники и снаряжения, но и для того чтобы выдвинуть новые идеи. Они есть. Может быть, они не реализовывались, потому что все и так было хорошо, а сейчас есть повод задуматься, чтобы новый продукт выбросить на рынок.

15:43
Нет комментариев. Ваш будет первым!