Еврейские погромы в Польше продолжались и после войны

Еврейские погромы в Польше продолжались и после войны

Польская деревня Едвабне — в двух часах езды от Варшавы. В центре — костел, рядом — площадь имени Папы Иоанна Павла Второго. Ухоженные фермерские дома, огороды. Население Едвабне — менее двух тысяч человек. В основном поляки. Кажется, давно укоренившийся уклад. В действительности еще 80 лет назад большинство здесь составляли евреи, а населенный пункт представлял собой классическое еврейское местечко.

Все это в одночасье опрокинул в небытие один из самых кровавых в истории Польши погромов. 10 июля 1941-го здесь были убиты более полутора тысяч евреев.

На месте, где произошла трагедия, установлен памятник. На нем — обугленные доски как символ и страшное напоминание о том сарае, где сотни людей были сожжены заживо. Долгое время, десятилетиями считалось, что расправу учинили немецкие каратели, но теперь доподлинно известно: массовое убийство евреев в польской деревне Едвабне — дело рук самих поляков.

Профессор Принстона Ян Томаш Гросс провел расследование и написал книгу под названием «Соседи», где восстановил весь ход событий сотрудничества поляков с немцами.

«Утром 10 июля 1941 года из гестапо пришли 8 человек, чтобы встретиться с представителями местных властей. Когда гестаповцы спросили их, что они собираются делать с евреями, те ответили единогласно, что все евреи должны быть убиты. Когда немцы предложили оставить по одной еврейской семье от каждой профессии, присутствовавший на встрече местный плотник Бронислав Шлезинский ответил: у нас достаточно своих мастеров, мы должны уничтожить всех евреев, ни один не должен остаться в живых. Мэр Каролак и все остальные согласились с его словами. Под эти цели Шлезинский отдал свой сарай, который стоял поблизости. После этой встречи началась кровавая баня», — говорится в издании.

Как пишет Гросс, в Едвабне поляки выдавливали евреям глаза и отрезали языки, рубили головы топорами, до смерти забивали палками с гвоздями. Не щадили ни стариков, ни детей, так что матери сами топили своих младенцев в пруду, чтобы они не попали в руки изуверов. За те события президент Квасневский официально попросил прощения, хотя широкой поддержки в польском обществе тогда не нашел.

В Едвабне нет ее и сейчас.

«Это был приказ немцев, поляки были вынуждены его выполнять. Это неправда, что жители Едвабне сами это делали. Мы разве что отчасти виноваты. У меня однажды из-за этого даже проблемы были на шведской границе. Пограничник взял мой паспорт, посмотрел что я из Едвабне, и говорит: сколько евреев ты убил? Я ему грубо ответил: погоди, дай посчитаю. А он: ты что хочешь, чтобы я тебя домой отправил? Вот такие неприятности были», — рассказал один из местных жителей.

В 30-е годы ХХ века в Польше после прирезанных ей по Версальскому договору территорий проживали миллионы евреев, от которых Варшава всеми силами хотела избавиться. Вынашивалась идея отправить евреев туда, откуда они уже точно не вернутся. Например, в Африку. Польша нашла понимание в Третьем рейхе. А потому в 1938 году польский посол в Берлине Юзеф Липский пообещал фюреру поставить ему «прекрасный памятник».

«Мы понимаем, что Гитлер не сразу пришел к идее окончательного решения еврейского вопроса. А вот такие, как посол Польши в Германии Липский, думаю, что он был не одинок, и это некие настроения, которые были в руководстве Польши и в большинстве польских кругов, они постепенно подтолкнули Гитлера к идее окончательного решения еврейского вопроса. Когда Гитлер подумывает, как ему избавиться от евреев в Европе, европейские страны говорят: мы восхищаемся вашим подходом к евреям, то это, безусловно, толкает преступника к преступлениям», — отметил Александр Борода, президент Федерации еврейских общин России.

С началом войны нацисты строят в Польше лагеря смерти: Освенцим, Треблинка, Майданек, Хелмно, Белжец, Собибор. Миллионы убитых и зверски замученных евреев, цыган, русских и самих поляков, что не мешало многим из числа местного польского населения сотрудничать с палачами.

«Поляки сами отводили деток в эти концлагеря, о чем мне рассказывал совсем старый еврей в Нью-Йорке Генри Губерман. Я его прекрасно помню. Его спасли солдаты русские, а поляки сами отвели за руку, радуясь, что с евреями покончат чужими руками в Польше», — сказала Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, президент Фонда исторической персппктивы.

При этом были и героические поляки, спасавшие евреев. Члены движения «Жегота» — кодовое название подпольного Совета помощи евреям — укрывали их на конспиративных квартирах, снабжали поддельными документами, устраивали детей в приемные семьи. Но число спасенных, конечно, куда меньше тех, кого выдали на верную смерть. В Польше хватало и тех, кто буквально наживался на нечеловеческом страдании людей.

«Охота за евреями носила абсолютно массовый характер, и появился такой термин даже — он именно для Польши характерен – „шмальцовники“. То есть собрать шмальц – сало — с этих беглецов, с этих обреченных людей. Их грабили, убивали, предоставляли убежище, потом выдавали немцам, забирая их имущество. За выдачу евреев были определены вознаграждения, которые немцы платили с охотой и объявляли об этом всем и вся», — отметил историк Арон Шнейер.

Тема столь неудобная для польских властей, что в прошлом году был принят специальный закон. Он грозил тюрьмой любому, кто обвинит поляков в причастности к преступлениям нацистской Германии. До трех лет лишения свободы. После волны протестов, в первую очередь со стороны Израиля, уголовный срок все же заменили на административную ответственность. Но закон работает и так.

«Исследователей теперь могут затаскать по судам, и бог знает, сколько им придется потратить на свою защиту просто за то, что они ищут правду. Не каждый еврей в Польше был убит нацистами, были убитые поляками. Это факт, это невозможно отрицать. Было очень много случаев, когда поляки сдавали евреев в гестапо: от 130 000 до 200 000 или были убиты не немцами, или переданы немцам для убийства», — рассказал Эфраим Зурофф, глава Иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя.

В Июле 1944-го Красная Армия освободила лагерь смерти Майданек. В январе 1945-го советские солдаты освободили Варшаву и Освенцим. Май 1945 года — Победа. Но и после разгрома фашизма угроза для евреев в Польше не исчезла.

«Единственное место в мире, где были еврейские погромы после войны, — это в Польше, когда евреи возвращались к своим домам, выжившие чудом, и там их ожидали поляки, которые их убивали. Это факты, которые имели место быть. И поляки с огоньком, активно участвовали в массовых расправах над евреями», — отметил Александр Борода.

В августе 1945-го — еврейский погром в Кракове. Его вызвали сплетни о том, что евреи похищают детей католиков для ритуальных убийств. В июле 1946-го — погром в другом польском городе — Кельце. Из-за этих же поверий. Были и другие причины.

«Примерно 1500 евреев были убиты в Польше уже после окончания Второй мировой. И это было связано с их собственностью. Люди заселялись в их дома и были совсем не рады видеть евреев, которые выжили в Холокосте. Им не раз приходилось слышать: как жаль, что Гитлер вас не прикончил», — сказал Эфраим Зурофф.

А в 60-е в Польше произошла еще и массовая высылка. Некогда крупнейшая в Европе еврейская община в Польше так и не восстановилась. И предпосылок нет. Вместо трех миллионов — 30 тысяч человек.

Текст: «Вести недели»
08:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!