Материалы "сетевиков", которые до "Вестей недели" не публиковал никто

Материалы

Страшная находка в лесу под Рязанью. Как она связана с запрещенной анархистской организацией «Сеть», что готовила своих бойцов убивать?

Окрестности деревни Лопухи. Около 30 километров от Рязани. Всю неделю здесь работали следователи-криминалисты. Они осматривали территорию и изучали найденные здесь же останки, которые могут принадлежать одной из жертв бойцов пензенской группировки «Сеть» (запрещена в РФ).

На кадрах — сами поиски. А вот что удалось найти. Черная куртка, шарф и, по сути, части скелета. Многие фрагменты тела растащили лисы. По предварительной версии, здесь три года назад были убиты жители Пензы Екатерина Левченко и Артем Дорофеев. Его тело нашли еще в 2017-м.

«В результате проведения судебно-генетических экспертиз и проверки полученных результатов по базе данных в 2019 году личность погибшего установили», — заявила Анжелика Евдокимова, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Рязанской области.

А вот второй скелет обнаружили только сейчас. «Принадлежат ли данные останки Екатерине Левченко или иному лицу, будет установлено после экспертизы», — отметила Татьяна Махницкая, старший помощник руководителя СУ СК РФ по Пензенской области.

Дела ведутся в двух регионах: в Пензе и Рязани. Это процессуальная формальность. Куда важнее обстоятельства убийства. О них рассказал сбежавший на Украину Алексей Полтавец. В интервью информационному порталу Меduza он заявил, что с парой расправились по приказу организатора террористического сообщества «Сеть» Дмитрия Пчелинцева. В убийстве участвовал помощник Пчелинцева Максим Иванкин. Все они были знакомыми погибших.

Тело Артема Дорофеева обнаружили на пригорке. Расстояние на глаз — от 50 до 100 метров, не больше. Это примерно соответствует тому, что рассказал журналистам Алексей Полтавец. По его словам, пару разъединили. Девушке предложили собрать дрова для костра, а затем начали убивать.

«Через некоторое время Левченко закричала. Крик небольшой, потом будто заткнули. Мы с Артемом сразу подскочили, стоим, друг на друга смотрим, не понимаем, что происходит. Буквально через 20 секунд бежит Иванкин. Он нож убрал, но когда подбежал ближе, у него на руках стала видна кровь», — вспоминает Полтавец. Он, по собственному признанию, понял, что девушка уже мертва и назад дороги нет. Он снял с предохранителя свой обрез и стал целится в Артема Дорофеева.

«Я навел ствол на Артема, успел сказать: „Извини. Выстрелил. Не знаю, поверите ли мне, что я извинился, это меня не делает хорошим, просто звучит тупо и ужасно. Парень упал на колени, начал стонать, лицо поплыло, смотрел в никуда. Я в полном шоке, что он мучается, сразу же перерезал ему артерию, и он затих. Я резал артерию не из-за того, что хотел что-то причинить ему, а потому что он мучался: это были бы секунды, но я не хотел, чтобы хотя бы какое-то время человек мучался“, — признался Полтавец.

Впрочем, о причастных к преступлению и его деталях ничего не было известно до конца февраля, пока Алексей Полтавец сам не рассказал об этом журналистам. Родители Екатерины Левченко сначала сомневались в том, что к убийству могут быть причастны знакомые ее дочери. Как рассказывает Полтавец, мотив преступления был прост. Пару устранили как ненужных свидетелей. Левченко и Дорофеев жили вместе с бойцами группировки „Сеть“ в квартире на улице Попова в Пензе. Там же „сетевики“ фасовали наркотики на продажу.

»Они вообще торговлю объясняли тем, что нужны деньги «на революцию». Но на самом деле половина шла на снаряжение и камуфляжи, другая — совсем нет", — признался Полтавец.

Они делали так называемые закладки. С ними их и поймали. И тут «сетевики», по словам Полтавца, испугались, что следователи допросят Левченко и Дорофеева, а те расскажут все, что знают. Пару якобы решено было устранить. По мнению Полтавца, место для убийства выбирали подальше от города.

Здесь тихо. Ближайшая деревня Лопухи — в нескольких километрах. Да и в ней людей почти нет. Бойцы организации «Сеть» прекрасно ориентировались в лесах. К тому моменту они уже долгое время проводили тренировки. Отрабатывали навыки стрельбы с боевым оружием в так называемых двойках и тройках. Брали штурмом здания. Закидывали их коктейлями Молотова. Затем стреляли в помещениях.

Они не скрывали своих идей: устраивать индивидуальный террор, готовиться к революции, убивать людей, чья смерть вызовет резонанс. Зачитывались анархистской литературой и планировали действовать во время чемпионата мира по футболу или президентских выборов.

Это, как установила экспертиза, второй организатор сообщества — Илья Шакурский — кричит об уличном терроре. Вот он же поджигает стелу с надписью «Свобода или смерть» на въезде в родной поселок Мокшан. В интервью ВГТРК Шакурский отрицал все обвинения. На некоторые вопросы отвечать не захотел.

А вот материалы, которые до «Вестей недели» не публиковал никто. Прослушка. Тот же Илья Шакурский, еще будучи на свободе, рассказывает, что его группа получает новые боевые навыки и что у бойцов в планах.

Шакурский получил 16 лет. Дома у него нашли нелегальное оружие и взрывчатку в огнетушителе. С бомбами у террористов из «Сети» были особые отношения.

Еще один участник сообщества — Арман Сагынбаев — получил 6 лет лишения свободы — учил других фигурантов дела, как правильно смешивать взрывчатые вещества. Ориентироваться Сагынбаев предлагал на опыт террористов с Северного Кавказа.

Сагынбаев рассказывал и о том, как активировать бомбу по звонку прикрепленного к ней телефона, а также инструктировал, с какими веществами лучше не работать, чтобы не было случайной детонации. Дома у Сагынбаева также обнаружили взрывчатку.

А на этих кадрах — главный организатор «Сети» Дмитрий Пчелинцев учит бойцов, как правильно делать коктейли Молотова. Пчелинцев получил 18 лет лишения свободы. На первом этапе следствия он, как и другие фигуранты дела, давал признательные показания, а потом, когда в это дело вступили московские правозащитники, в том числе Лев Пономарев, обвиняемые отказались от своих слов. Затем и вовсе заявили, что их пытали. Официальные проверки это не подтвердили.

«Отказ от показаний меня удивил в том смысле, что они отказались от участия в пользу организации. При этом на всех углах кричали о пытках. Доказательств пыток нет. Мне жалко маму Шакурского. Все через год об этом забудут, а она останется со своим горем», — сказал Михаил Григорян, бывший адвокат Шакурского.

Некоторые правозащитники договорились чуть ли не до того, что осуждены, мол, были невиновные. Но к многочисленным доказательствам, представленным следствием, добавились и свидетельства сбежавшего на Украину Алексея Полтавца. Он заявил журналистам Меduza, что решение убить пару Левченко и Дорофеева «сетевики» принимали коллегиально: «Был сеанс связи с Пчелинцевым. Он писал и от имени остальных пензенских. Можно допустить, что Пчелинцев сам принял за всех решение. Зорин, Сагынбаев и тем более Куксов в этом не участвовали. Я высказался против. Чернов потом говорил, что был против. Шакурский подтверждал, что был „за“. Если сейчас задать вопрос кому-то из них, принимал ли ты участие в решении, все скажут: „Я тут ни при чем“. Но тогда было не так».

Понятно, что адвокаты и родные осужденных не доверяют этим словам. А те самые правозащитники и близкие им СМИ начали травить журналистов Меduza, мо, л эта публикация была совсем ни к чему. Как теперь защищать парней из «Сети»? Родители Екатерины Левченко уже ответили на этот вопрос. «Позиционирование себя совестью нации, как это делают либеральные СМИ… Нужно рассказывать, почему об этом не рассказать, потому что вам нужна красивая картинка с „Сетью“, — уверены они.

Следователи уже заявили, что будут изучать все версии убийства Екатерины Левченко и Артема Дорофеева. Пока слова Полтавца подтверждаются. И если он рассказал правду, то в деле о создании террористического сообщества, торговле наркотиками и хранении оружия появится еще и эпизод с двойным убийством.

Текст: „Вести недели“
08:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!