Максима Шугалея посадили в "бетонный стакан"

Максима Шугалея посадили в

17 мая исполнился год, как в Ливии вооруженные люди задержали российского социолога Максима Шугалея и его переводчика. Их обвинили во вмешательстве в выборы и бросили в тюрьму.

За целый год — только один телефонный звонок и одна записка из тюрьмы, написанная карандашом, которая стала достоянием арабской части Интернета.

«У нас была возможность обменяться письмами через адвоката, и произошел один телефонный звонок за год его пребывания в тюрьме. Он был очень эмоциональный. Максим держится, не сомневается в своем возвращении», — рассказала Наталья Шугалей, жена Максима.

«Наташа! Пишу в надежде, что ты сможешь прочитать это послание. Не думал я, что наша разлука так затянется. Живу ожиданием нашей встречи. Часто вспоминаю и прокручиваю в голове нашу с тобою жизнь. Помнишь, как ты сказала в Неаполе, когда я прыгнул в море прямо во время экскурсии, что я во всем так — бросаюсь с головой и когда-нибудь не вынырну. Извини, что в Ливии так получилось. Но я не теряю надежды на возвращение. И ты не теряй. Я жив и полон сил держаться. Знаю, что сейчас во всем мире эпидемия, тут тоже, но я здоров. Очень переживаю за вас. Больше всего угнетает незнание, как ты там, как дети, как мама. Я обязательно к вам вернусь», — написал Максим.

Группа российских социологов отправилась в Триполи от фонда «Защита национальных ценностей». Теперь его глава вместе с другими активистами регулярно приходит к посольству Ливии с плакатом «Социология — это наука, а не преступление».

Сотрудники фонда, по словам его президента Александра Малькевича, готовили социологические исследования и аналитические доклады в преддверии крупнейшего экономического форума «Россия – Африка», который прошел в октябре прошлого года в Сочи с участием 45 глав государств и правительств.

«Африка — это огромный континент, большой рынок, интересный для российского бизнеса. Но для того, чтобы там, выражаясь народным языком, не встрять, конечно, нужна помощь, расклад в том числе внутри политической ситуации в той или иной стране», — отметил Малькевич.

Встряли сами социологи. Боевики не поверили, что в разгар гражданской войны можно заниматься научными исследованиями. Максима Шугалея и его переводчика Самера Суэйфана — гражданина России иорданского происхождения — захватили вооруженные люди, ворвавшиеся в три часа ночи в арендованный дом. Третий член команды — Александр Прокофьев — улетел за несколько дней до этого в Россию.

«Они находятся в тюрьме Митига. Это частная тюрьма группировки RADA. Формально эта группировка входит в Министерство внутренних дел правительства национального согласия, что, по сути, дает ей лицензию на рэкет, похищение людей, на торговлю людьми. Состоит она преимущественно из различных радикалов, в том числе членов „Аль-Каиды“ (запрещена в РФ) и ИГИЛ (запрещено в РФ)», — пояснил Александр Прокофьев.

Полтора месяца вообще не было понятно, кто захватил россиян и где они находятся. Только потом власти Триполи обвинили социологов во вмешательстве в выборы. Накануне они осмелились встретиться и взять интервью у сына Каддафи.

«Нас обвинили во вмешательстве в выборы в стране, в которой нет Конституции, нет закона о выборах. Не планировались никакие выборы, вообще нет никакой юридической базы для этой истории. А также обвиняются ребята во встрече с Сейфом Каддафи. Но надо понимать, что ничего противозаконного во встрече с Сейфом Каддафи быть не может. Он амнистирован и был выпущен по ливийским законам. С ним в том числе встречались западные журналисты. Он — публичная фигура, — подчеркнул Прокофьев.

Переводчик Самер страдает диабетом — ему необходим инсулин. Незадолго до поездки в Ливию Максим Шугалей перенес инсульт и ежедневно принимал лекарства, которых у него нет в тюрьме.

»Он попросил ему передать препараты для нормализации давления и прибор для того, чтобы измерять его. Он плохо себя чувствует. Все было передано адвокату, не знаю, получил ли он это все. Я видела фотографию, сделанную в тюрьме в сентябре месяца этого года, он очень похудел, осунулся. Очевидно, что он очень плохо себя чувствует. Как можно выдержать эти нечеловеческие условия, как перенести все, что выпало на его долю, я не могу себе представить", — вздыхает Наталья Шугалей.

Условия содержания в этой тюрьме чудовищные, люди лежат на полу вповалку. На некоторых фотографиях видны уже завернутые в тряпки тела.

«Самир находится в общей камере 12 квадратных метров. С ним вместе находятся более 30 человек. Максим сидит в „бетонном стакане“ 90 на 120 сантиметров. Нет спальных принадлежностей, сами понимаете, какая гигиена. Избиение от охранников, постоянные издевательства. Если можно представить ад, то это Митига», — сказал Александр Прокофьев.

«Нас закрыли в большую камеру. Там были порядка 80 человек, и все было очень плотно, душно, воды не было. Тут и живут, и спят, и все остальные надобности справляют», — рассказал Сергей Самойлов, старший помощник капитана танкера «Теметерон».

Сергей Самойлов провел в тюрьме Митига больше трех лет, прежде чем его удалось освободить российским дипломатам. Его и еще нескольких моряков из команды греческого танкера боевики захватили прямо на борту судна в 17 милях от побережья Ливии, обвинив в контрабанде нефти.

«Никто с нами не разговаривал, били трубой меня», — вспоминает Самойлов.

Когда в Митигу привезли российских социологов, тюремщики запретили морякам общаться с ними, но Самойлов сумел передать Шугалею кое-какую одежду и ручку с бумагой.

«Максима наказали. Не знаю, за что. Там вырыта яма, ров не очень глубокий, сантиметров 40-50, наполнен водой. Тех, кто, по мнению полиции, заслуживают наказания, в этой грязи, в песке, в воде кувыркаться. И охранник ходит и палкой подгоняет. И вот посмотрит, когда достаточно, скажет: все, хватит. Ну, вот Максим под эту экзекуцию один раз попал, это я точно знаю», — рассказал Сергей Самойлов.

Российские граждане находятся в руках 40-летнего ваххабита Абд аль-Рауф Карра по прозвищу Шейх-Лейтенант. Он возглавляет группировку RADA, которая фактически никому не подчиняется. Боевики занимаются контрабандой нефти, отправкой мигрантов в Европу и контролируют тюрьму Митигу — в ней держат заложников и торгуют рабами.

«Там рынок работорговли, мы знаем про все нарушения прав человека. Мы будем стремиться к освобождению всех пленников, в том числе Шугалея», — заявил Ахмед аль-Мисмари, официальный представитель ливийской национальной армии.

О том, что такое тюрьма Митига, прекрасно осведомлены американцы. На сайте Госдепа так описывают это место: «Бывшие заключенные Митиги сообщали о том, что их подвешивали за руки на несколько часов. Это приводило к вывихам. Рассказывали о сломанных носах и выбитых зубах, о том, что их избивали пластиковыми трубками, увечили ноги в пыточном устройстве, называемом клеткой „Аль-Фалька“.

При этом газета The New York Times развивает тему вмешательства русских в африканские выборы от Ливии до Мадагаскара и обвиняет их в том, чем Фонд Сороса занимается последние 30 лет по всему миру. Издание открыто пишет, что социологов отправили в тюрьму Митига с помощью американских спецслужб: „По словам человека, имевшего отношение к этой истории, американские спецслужбы предупредили ополченцев, связанных с временным правительством Триполи, и те в конечном итоге задержали господина Шугалея и его переводчика“.

»Ребята находились там официально, по приглашению, с визами. У них было снято жилье. Фактически за несколько дней до их планового отъезда они были захвачены. Ночью. Группой вооруженных людей с участием, по нашей информации, и иностранцев. По нашей информации, это были представители посольства США из Туниса", — отметил Александр Малькевич.

По последним данным, Максим Шугалей долго находился в карцере — его отправили туда за попытку побега.

«Был нанесен ракетный удар по базе рядом с тюрьмой, и ряд заключенных предпринял попытку побега. Но, к сожалению, она не удалась. И вот, как писали в арабских социальных сетях, был русский среди тех, кто бежал. Мы считаем, что это был Максим Шугалей», — рассказал Малькевич.

В Ливии сейчас две противоборствующие силы. Парламент — на его стороне армия маршала Халифа Хафтара и под контролем 90% территории страны. С другой стороны — правительство национального согласия премьер-министра Фаиза Сараджа. В их руках столица, ее удерживают с помощью турецких наемников и исламских боевиков.

Мы в самом Триполи, который уже несколько месяцев осаждает ливийская национальная армия. Передовые отряды маршала Хафтара захватили южные предместья и углубились в сам город. До Митиги остается всего несколько километров. Скорее всего, тюрьму придется брать штурмом. Другого способа освободить россиян командиры ливийской армии просто не видят.

«По-другому вообще никак, потому что террористы понимают только силу. Они не хотят сохранять перемирие, они — предатели, у них в голове только религиозная вера, которую они навязывают всему миру. Россиян в Триполи похитили террористы под руководством правительства национального согласия», — заявил Аль-Мабрук Мухаммед, командующий Западным округом ливийской национальной армии.

Российский МИД арест наших граждан комментирует сдержанно. Ведомство неоднократно предупреждало не ездить в Ливию — риски слишком велики. «МИД России продолжит настойчивые усилия по скорейшему и безусловному освобождению Максима Шугалея и Самера Суэйфана и будет использовать далее все имеющиеся для этого возможности и каналы соответствующего влияния на ливийские власти», — сказано на сайте ведомства.

«Люди находятся в нечеловеческих условиях, в страшной тюрьме, и им необходима помощь великой, сильной страны, гражданами которой они являются. Мне кажется, что Россия должна защитить их, и вернуть их на родину», — подчеркнула Наталья Шугалей.

Текст: «Вести недели»
08:01
Нет комментариев. Ваш будет первым!