Эксклюзив из "красной зоны": репортаж Наили Аскер-заде

Эксклюзив из

Корреспондент ВГТРК Наиля Аскер-заде продолжает серию больших репортажей о работе российских медиков, которые на передовой борьбы с коронавирусом. Новый эксклюзивный материал — из «красной зоны» подмосковного госпиталя в Лапино и о тех ученых Института Гамалеи, кто уже испытывает вакцину от коронавируса на себе.

На сегодняшний день ВОЗ включила девять российских разработок в перечень перспективных. Шесть препаратов созданы в «Векторе», две вакцины представила компания «Биокад», еще одну- Санкт-Петербургский НИИ вакцин и сывороток.

Ученые Института имени Н. Ф. Гамалеи в гонку по созданию вакцины выключились еще в середине февраля. Тем более что в институте есть универсальная платформа, которую раньше использовали на Эболе и ближневосточном респираторном синдроме MERS.

— В настоящее время мы проводим фактически официальные доклинические испытания, — рассказал Александр Гинцбург, директор Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи.

— Вы и ваши коллеги, которые работали над разработкой вакцины, готовы сделать себе инъекцию?

— Мы готовы сделать себе инъекцию, но это никакого отношения не будет иметь к проведению клинических испытаний. Хотя, естественно, разработчики очень часто испытывают на себе препарат, даже не только на себе, но и на своих родственниках, чтобы быть уверенным в качестве той продукции, которую они выдают. Но в то же время к официозу, который позволяет ввести препарат в гражданский оборот, это никакого отношения иметь не должно.

— Но велик же соблазн это сделать?

— Велик, совершенно верно.

— Почему не делаете?

— А кто вам сказал, что мы не делаем? Просто никто не афиширует это.

И это, конечно, настоящая сенсация. Таким образом в России уже есть люди, кому сделали прививку от коронавируса. Сколько именно человек ввели себе препарат, в институте не афишируют.

Вот она, вакцина против COVID-19. Во флаконе с синей крышкой находится первый компонент. Он позволяет выработать антитела и защиту для организма. А через три недели будут вводить второй компонент. Он позволяет выработать клетки памяти и защиту на долгие годы.

Как именно организм реагирует на вакцину, ученые держат в секрете. И планируют раскрыть результаты эксперимента только по его окончании.

В Научно-исследовательском институте «Вектор» ждут трансгенных мышей для тестирования вакцины. О том, что обычные грызуны иначе реагируют на коронавирус, чем человек, стало понятно в конце февраля.

«В каком-то случае заболевание протекало очень легко, а в других случаях — совершенно не как у человека, было воспаление мозга, и мыши умирали не от того, от чего умирали люди. Для того чтобы испытывать лекарство и вакцины, необходимо, чтобы животное все-таки болело. И желательно, чтобы симптоматика была такая же, как у человека», — пояснил Алексей Дейкин, руководитель Центра коллективного пользования «Геномное редактирование» Института биологии РАН.

Судя по записям на одной из клеток, первое трансгенное животное планируют получить 18 мая. ПДР расшифровывается как дата предполагаемых родов. Самке сделают операцию — кесарево сечение — мышонка подложат самке-кормилице. Это — перестраховка на случай, если мать-мышь отвергнет детеныша. Чтобы не было путаницы, трансгенные животные — черные и серые, кормилица — белая.

«Мы очень надеемся, что нам повезет и до конца июня мы будем держать в руках эту модель заболевания человека, которая будет адекватна симптомам человека. Мы рассчитываем, что в июне мышей мы в „Вектор“ отправим», — сказал Алексей Дейкин.

В Китае более 500 добровольцев уже получили инъекцию. Там уже начался второй этап испытаний — на людях. Подобные эксперименты проходит в США и Великобритании.

— А нет ли у вас ощущения, то что мы немного от них отстаем? Ведь они давно декларировали то, что начались уже испытания на добровольцах.

— Может быть, и есть такое ощущение. Самое главное — качество того, что мы получим в результате пересечения финишной ленточки. Если даже кто-то и сделает вакцину на месяц раньше, но при этом он ее будет производить штучно, например, несколько тысяч, -это ничто. Надо производить десятки миллионов, — отметил Александр Гинцбург.

— Какой самый маленький пациент у вас был?

— Возраст — несколько недель. Когда заболели и папа, и мама, произошло инфицирование у всей семьи, и вся семья поступила к нам, — говорит Марк Курцер, академик РАН, основатель сити медклиник «Мать и дитя».

Госпиталь «Лапино» теперь работает только с COVID-больными. Принимают всех: беременных, детей, мужчин, пожилых. Перед тем как зайти в опасную зону, обязательный ритуал — облачиться в средства защиты.

Для работы в «красной зоне» необходимо надеть спецкостюм с капюшоном, под ним находится шапочка, на руках — перчатки, на глазах — маска, на ногах — бахилы. Больных так много, что в боксах для новорожденных теперь лежат взрослые, в том числе медики из других больниц.

Раньше здесь находилось родильное отделение, сейчас — реанимация. С начала эпидемии сюда поступили 825 пациентов с коронавирусом или с подозрением на него. Сейчас здесь находятся 260 больных. 30 пациентов в этом госпитале — в реанимации. 10 из них — на аппаратах искусственной вентиляции легких.

«У нас были беременные, которые находились на ИВЛ. Мы забирали их из других лечебных учреждений. Родоразрешали в течение первых 12 часов от момента поступления», — пояснил Курцер.

Юлия — из тех пациенток, которой потребовалась операция. Прежде чем ее перевели в обычную палату, несколько дней была на искусственной вентиляции легких. Девочка родилась весом 2350. И пока мама ее не видела.

«У нас прошли 16 родов, две пациентки были с двойней. Родились у нас 18 новорожденных. У всех новорожденных взяли мазок ПЦР. У всех пришел отрицательный результат. Во время беременности плод не инфицируется. Так считается», — рассказал Марк Курцер.

Впервые своего малыша Ирина увидела на фотографии. Снимок по просьбе матери сделали врачи на мобильный телефон, как только ребенок появился на свет. Адриан родился весом 2800, рост — 50 сантиметров.

Текст: «Вести недели»
08:01
Нет комментариев. Ваш будет первым!