Как мурманская чиновница пытается поживиться за счет сбитого ею ребенка

Как мурманская чиновница пытается поживиться за счет сбитого ею ребенка

Чиновница-автоледи против школьника-велосипедиста. Скандальное противостояние в Мурманской области: бывшая сотрудница местного Министерства образования сбила на перекрестке подростка, а после отсудила у его родителей больше 100 тысяч рублей. Якобы, двухколесный конь мальчика повредил ее железную лошадку. И ничего, что школьник сам получил травмы и нуждается в дорогостоящем лечении — чиновнице нужны деньги. Неужели она пытается поживиться за счет пострадавшего ребенка?

Для кого-то полистать семейный альбом — ностальгия, но для семьи 14-летнего Генриха Ширшова из Мурманска это подготовка к судебным тяжбам. Большинство снимков на планшете — кадры, которые разделили жизнь мальчика на «до» и «после». Вот Генриху еще 11 лет. Как и положено мальчишке в столице Заполярья, он мечтает о карьере хоккеиста. А вот уже 12 – и о большом спорте можно забыть. Генрих чудом выжил в ДТП. У мальчика сильное сотрясение головного мозга, сломана челюсть и выбиты зубы. Это случилось летом 2018 года в посёлке Юркино. Генрих на велосипеде столкнулся с чиновницей на автомобиле. Лилия Хоруженко срезала через поселок путь к своей даче.

Летом уже этого года дама отсудила у семьи школьника 111 тысяч рублей на ремонт сломанного зеркала и нескольких царапин на кузове.

«Я считаю, что в этом дорожном происшествии я вообще не виноват, потому что сбили как бы меня. И меня хорошо видно было на дороге», — говорит пострадавший школьник.

Скандальный парадокс: с родителями пострадавшего мальчика судилась бывшая сотрудница регионального Министерства образования и науки, которая отвечала… за безопасность детей на дорогах. На пенсию дама вышла с небогатым, но типичным набором мелкопоместной чиновницы: кроме уютной дачи, квартира в панельной шестиэтажке в центре города, машина с красивым номером, которую Хоруженко, как это водится у некоторых чиновников, оформила не на себя, а на свою престарелую маму. Это, конечно, следы былого успеха, сейчас у женщины, якобы, нет денег даже на починку авто — сломанное зеркало вот уже два года болтается на скотче. Дама объяснятся не спешит, прячется от журналистов, диалог с ее родственниками — только через домофон.

Это история мгновенно вызвала бурю споров. Ведь, кроме прочего, здесь еще и извечный спор между водителями и велосипедистами. Очевидцев столкновения нет, есть только показания бывшей чиновницы и школьника. И эти рассказы настолько противоречат друг другу, словно речь идет о разных авариях. Чтобы оставаться объективными, рассмотрим обе версии.

Итак, версия чиновницы, которую поддержал суд. Лилия Хоруженко, якобы, ехала со скоростью около 20 километров в час — максимально допустимой в поселке, о чем то и дело сообщают знаки. Автоледи, по ее словам, увидела школьника еще до столкновения и ударила по тормозам, но мальчик, якобы, вырулил на перекресток на такой бешенной скорости, что повредил ее Volkswagen и получил тяжелые травмы. «Он выезжал с этой дороги. Мне показалось, что он ехал с такой большой скоростью, и у него просто голова еще была повернута. Он повернулся в сторону, смотрел влево, когда выезжал. И поэтому я сразу стала тормозить», — уверяет Лилия Хоруженко

Судью показания удовлетворили, а вот семью Ширшовых — нет. Родители подростка собираются подать встречный иск о возмещении денег на лечение и реабилитацию ребенка. Мальчик рассказал прямо противоположную историю. Якобы, он вообще стоял на месте, когда его на большой скорости сбила машина. «Вот он сюда выехал, говорит, встал вот так, стал смотреть, куда его друзья поехали. И в этот момент его бахает машина. Вот оттуда ехала эта машина», — рассказывает оттец пострадавшего ребенка Алексей Ширшов.

Полицейские Мурманской области категорически отказались комментировать обе версии. Впрочем, их выводы и так известны. Видеокамер в Юркино нет, постов тоже. Соблюдение скорости здесь — на совести водителей. В итоге в официальной схеме ДТП не указано даже место столкновения — только точка, в которой затормозил автомобиль. Дорожные инспекторы словно выбрали золотую середину: вина бывшей чиновницы не доказана, а к школьнику претензий нет из-за возраста. В остальном же мальчик, якобы, сам виноват: выезжал со второстепенной дороги на главную. Да и вообще до 14 лет запрещено кататься на велосипеде по проезжей части. И ничего, что в Юркино, как и во многих других поселках страны, вообще нет тротуаров, а значит все дети катаются там на велосипедах незаконно.

Адвокат семьи Ширшовых Дмитрий Буянов пришел к другому выводу. Он считает, что поселки без тротуаров, как и городские дворы, подходят под стандарты так называемой «жилой зоны». Это территория, где преимущество движения всегда за пешеходами и велосипедистами, а сквозной проезд, как в случае с Хоруженко, вообще запрещен. Кроме того, на руках юриста результаты независимой экспертизы. Она показала, что автомобиль, якобы, затормозил слишком далеко от перекрестка для скорости в 20 километров в час. «При допустимых ограничениях на данном участке в 20 километров в час автомобиль двигался со скоростью около 45 километров в час, то есть, более чем в два раза превысил допустимую скорость на данном участке дороги», — подчеркивает адвокат Дмитрий Буянов.

Если бы эту экспертизу приняли в суде, возможно, решение было бы другим. Или в ней нашли бы какие-то ошибки. Но, по словам адвоката, судья просто отказалась изучать выводы эксперта. Тем подозрительней теперь звучит странная оговорка бывшей чиновницы, которую почему-то тоже проигнорировали: «Это субъективно, конечно, но я думаю, что не больше 40… не больше 20 километров в час...».

Не исключено, что лукавят обе стороны. Мальчик мог испугаться, что его накажут родители, бывшая чиновница — что ее накажут по закону. Теперь с этим разбираться суду следующей инстанции.

Экспертов в этой истории смущают другие детали. Юрий Цуцков — опытный мастер по ремонту разбитых автомобилей. Изучив снимки повреждений, он допускает, что серия царапин может быть следами разных аварий. И действительно, по информации из открытых источников, в 2016 году Volkswagen чиновницы дважды попадал в ДТП на парковках. И не факт, что его потом чинили, судя по двухлетнему скотчу на зеркале. Но даже если все это следы одной аварии, размах претензий, по словам мастера, слишком велик. «Ремонт можно провести за 25-35 тысяч рублей», — считает мастер.

Но это уже детали. Главный вопрос не в сумме, а в том, что разбитое автомобильное зеркало вообще сравнили с разбитой жизнью ребенка.

Текст: «Вести. Дежурная часть»
08:05
Нет комментариев. Ваш будет первым!