В России открываются рестораны, возвращается плановая медицина

В России открываются рестораны, возвращается плановая медицина

Россия уверенно, но осторожно выходит из эпидемии коронавируса.

Это не полет — иллюзия. Пилот Дамир Юсупов рвется в небо. С конца марта — всего несколько вылетов — из-за границы возвращали российских туристов. «Уже хочется в полную мощь летать, как было раньше. Когда много летаешь, привыкаешь к этим полетам, к ощущениям этим», — признается Герой России.

Когда пассажиры летать перестали, на аэробусах стали возить грузы. Гуманитарные. Из Китая. Для этого на борту демонтировали кресла. Теперь их возвращают обратно.

«У нас было сокращение порядка 90% объемов. В пиковый период. Сейчас уже есть положительная динамика. Примерно по 30% в месяц восстанавливаемся», — отметил Кирилл Скуратов, коммерческий директор «Уральских авиалиний».

В июле начнут летать в страны СНГ, к 1 августа обещают открыть европейские направления. Но пока для российских туристов предлагают Черноморское побережье: Сочи, Анапа, Геленджик, Крым открывают курортный сезон.

Из карантина выходят рестораны, открывают летние веранды. Крымские санатории начинают лечебные процедуры. Сегодня принимают только жителей полуострова, но через две недели откроют двери для всех.

Еще месяц назад в это трудно было поверить: статистика заболевших коронавирусом пугала стремительным ростом. И если бы не доктора, возвращение к мирной жизни было бы невозможно. Их вклад в борьбу с COVID-19 оценили на самом высоком уровне. Главный врач 15-й городской больницы Москвы Валерий Вечорко удостоен Государственной премии.

— Как вы восприняли это известие?


— Никак не ожидал. Для меня это как бы такая шутка, розыгрыш. Какие тут чувства? Гордости, наверное, востребованности. Мы делали все возможное для того, чтобы спасти человеческие жизни, максимально помочь пациентам, не подвести и показать, что профессия доктора очень важная, — признался Вечорко.

Этот эпизод мы снимали в середине мая — самый пик распространения инфекции. С Валерием Вечорко идем в стационар. Защитный костюм, респиратор, очки. Перчатки на стыке заматывают скотчем, проклеивают маску. Так одевается каждый, кто заходит в «красную зону». В те дни стационар 15-й горбольницы работал на пределе возможностей: 1618 пациентов — тяжелых и крайне тяжелых. Реанимации заполнены. В оперблоке до сих пор днем и ночью экстренно оперируют ковидных пациентов.

«Мы не победили пока коронавирус, но, по крайней мере, научились противостоять ему. Здесь все будет зависеть не только от медицинских работников, но и от нашего общества, как оно настроено. Наши люди должны точно понимать, что меры самозащиты никто не отменял», — сказал Валерий Вечорко.

То, что пережила столица в начале мая, постепенно перемещалось в регионы. В Дагестане — одна из самых крупных вспышек коронавируса, больше 6 тысяч заболевших. На помощь коллегам вылетели московские врачи. В Махачкале они провели 24 дня.

«Мы уезжаем отсюда, понимая, что количество заболеваний и госпитализаций в республике снижается. Снижается резко. Большинство стационаров, которые были перепрофилированы, возвращаются к мирной жизни», — отметил Денис Проценко, лавный врач 40-й больницы Москвы.

Еще одна бригада столичных врачей работает во Владимирской области, где ситуация тоже непростая, — сразу несколько очагов заболевания. Мы приезжаем в Муром — город, что до сих пор не вышел из карантина.


Спасо-Преображенский мужской монастырь — древнейшая обитель православной Руси. Храм открыт, службы проходят. Но так пустынно здесь давно уже не было. Обычно тысячи паломников приезжают поклониться святым мощам. Из-за коронавируса групповые визиты отменены. Только редкий прихожанин встречается на церковном подворье.

Муром остался без калачей. В музее, где не только рассказывали историю древнего города, но и предлагали испечь муромский пряник или калач, туристов пока не принимают.

«Мы по-честному соблюдаем режим самоизоляции. Исключительно для вас сегодня гостеприимно распахнули двери. Позвонили бы чуть пораньше, мы бы вам и калачей напекли под шумок, а то уже соскучились по работе», — признается экскурсовод Наталья Чернышева.

Это как два параллельных мира: застывшая жизнь в городе и борьба за жизнь в ковидном отделении 3-й городской больницы. Рассчитанное на 35 мест, оно забито до отказа. В реанимации — 12 человек. На ИВЛ — 10. Коллеги из Москвы по каждому дают рекомендации.

У московских врачей больше опыта в лечении ковидных больных, ведь основной удар пришелся на столицу. Но как воплотить их советы, когда не хватает диагностического оборудования?

Это забота региональной власти, но она, очевидно, вовремя не позаботилась. Еще в больнице катастрофически не хватает врачей. На весь город — два пульмонолога. В ковидном отделении нет ни одного. Пока «бреши закрывают» московские доктора.


В Забайкальском крае уже вторую неделю работает главный врач 52-й московской больницы Марьяна Лысенко. Отмечает для себя: здесь эпидемия развивается несколько иначе, чем в Москве. «Вирус здесь менее агрессивный с точки зрения клинических проявлений», — рассказала она.

Региональным коллегам они предлагают новые методы диагностики и лечения вирусной пневмонии — то, что сами отработали на практике в столичном стационаре. «Мы совершенно изменили подходы к реанимационной помощи. Постарались, чтобы не доводить пациента до инвазивной искусственной вентиляции, обходиться разными другими методиками», — пояснила Марьяна Лысенко.

В России все больше ковидных больниц возвращаются к плановой медицине.

Она может встать с кровати и сделать несколько шагов. До операции не могла. В конце марта Ольге Журавлевой сказали подождать. COVID-19 вытеснил из отделений 31-й московской больницы плановых пациентов.

Еще недавно это была «красная зона». Сегодня — просто реанимация. Доктора настраивают аппарат диализа — у пациента цирроз печени, почечная недостаточность.

«Мы уже перешли на мирные рельс и начали принимать больны, как принимали, если можно сказать, в „довоенное“ время. Больница вернулась в обычный режим работы», — сказал Михаил Ширяев, заведующий отделением анестезиологии-реанимации №2 ГКБ №31.

Уже не легкие — головной мозг: на компьютерной томографии меняется изображении. В клинике нервных болезней Сеченовского университета тоже работали с вирусной пневмонией. 1 мая здесь приняли первого инфицированного пациента. 3 июня выписали последнего. «Все врачи, кто смог вернуться к плановым больным, выдохнули с облегчением», — говорят здесь.

С облегчением выдохнули спортсмены и болельщики. После коронавирусной паузы на российские стадионы вернулся футбол. 19 июня сыграли «Крылья Советов» и «Ахмат». 20-го — питерский «Зенит» с московским клубом «ЦСКА». Итоговый счет — 4:0. Но даже сами футболисты признают: победили врачи в борьбе за жизнь. В их честь звучат финальные аплодисменты и раскатистое «спасибо».

Текст: «Вести недели»
08:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!